В 1917 году после революции премьер Керенский скрылся из Петрограда и некоторое время прожил в Новгороде.

А сегодня в Новгородском музее-заповеднике прошёл круглый стол «Провинция и революция».

Ведущим был главный редактор исторического журнала «Дилетант» и радиостанции «Эхо Петербурга» Виталий Дымарский.

А открыла круглый стол своим докладом известный историк Юлия Кантор. Доклад был посвящён судьбе императорских символов на Зимнем дворце и Дворцовой площади после революции.

Оказывается, на телеграфной башне Зимнего дворца трёхглавый (чтобы был виден с разных сторон) орёл досидел до 1937 года. В двухтысячных его вернули на башню. А вместо тронного места с сороковых по 1982 год в Зимнем дворце была карта СССР. В двухтысячном году трон вернули на место.

Историк Борис Ковалёв посвятил доклад смене власти в Новгородской губернии после февральской революции. Военные, чиновники, духовенство, по его словам, приняли новую власть моментально и постарались перестроиться на новый лад.

Директор старорусского колледжа, кандидат исторических наук Марина Алексеева попыталась показать 1917 год в Новгородской губернии глазами жандармов и полицейских.

1 марта 1917 года уездный исправник доносил в губернское жандармское управление:

Сообщаю, что настроение населения вверенного мне уезда за минувший февраль месяц было спокойное, массовых беспорядков и агитации деятельности не замечалось, равно как не замечалось какой-либо деятельности, движения и всеобщей приподнятости среди интеллигентных слоёв населения.

Вообще, по словам историка, жандармы в это время фиксировали отсутствие революционных настроений, но – обсуждение в очередях дороговизны жизни, драки, в том числе, с ножами и убийства на пьяную руку, битьё стёкол в домах, гуляния по ночам с гармошкой и пением.

После начала революции унтер-офицер жандармского пункта докладывал:

В народе и городе Старая Русса быстро распространяются слухи о том, что якобы в городе Петрограде произошли народные беспорядки на почве дороговизны первой необходимости и неуважения начальства. Якобы часть войск, вызванных для устранения беспорядков, перешла на сторону руководящих беспорядками и оказали содействие таковым, об освобождении заключённых в тюрьмах и арестных домах. Всем этим сведениям верят низшие классы Старой Руссы и сочувствуют таковым.

Уже 2 марта канцелярия губернатора и полицейский участок в Новгороде были разгромлены, а новгородские жандармы арестованы.

Историк Геннадий Коваленко рассказал о публикациях двух шведских путешественников по послереволюцинной России. Оба относились к русской революции, скорее, сочувственно. Но у обоих мелькало слово «эксперимент». Всегда приятно участвовать в интересном эксперименте.

Юлия Кантор тут вспомнила швейцарца Фридриха Платтена, который помогал Ленину приехать в Россию и прикрыл его собой во время покушения. А умер в советском концлагере 22 апреля – в день рождения Ленина…

На круглом столе прозвучало ещё несколько интересных докладов.

Фото автора и с сайта pixabay.com