Правительство региона избежало турбулентности в процессе перестройки.

31 октября на Государственном интернет-портале правовой информации был опубликован Указ Губернатора Новгородской области № 417 «О структуре исполнительных органов государственной власти Новгородской области». Приложение №3 к указу наконец-то раскрыло секрет полишинеля – структуру правительства, – о чём много и в альтернативной тональности говорили в последний месяц общественность и СМИ.

Очень бархатная революция

Что ж, информационный повод обновился (отдельное спасибо федеральному интернет-порталу). Однако ничего сенсационного нам не представили. Если сравнить соответствующие «приложения о структуре» к этому указу и указу №80 от 08.04.2013 г., когда Новгородская область получила правительство вместо администрации, изменений не так уж много. Автор этих строк даже готов взять назад свои слова о «революционности» грядущих изменений (хотя произносились они с иронией). Ничего революционного в новациях нет.

И напрасно первый вице-губернатор Сергей Сорокин продолжает говорить о «революционной составляющей реформирования». По его расшифровке этого пафосного термина, главное достижение авторов реформ (а я подозреваю, что г-н Сорокин и есть автор) состоит в том, что «чиновники будут заниматься исключительно отраслевыми вопросами. Если это министерство культуры, то только непосредственно вопросами культуры... Не нужно будет ходить к первому заместителю решать все вопросы подряд, начиная со стульев».

Хочу заметить, что такие открытия (чем будут отныне заниматься чиновники) могут ставить себе в заслугу только люди, которые допрежь моделировали большие структуры на основе своего опыта игры в «Монополию». По жизни и должностным обязанностям чиновники всегда занимались «отраслевыми вопросами».

Завтрак туриста

Например, департамент культуры и туризма не вторгался в сферу физической культуры, хотя формально (культура же!) мог бы это сделать. Потому что в Положении о департаменте прописано, что осуществляет «государственные полномочия в сфере культуры, архивного дела, развития туризма».

Разумеется, можно говорить о спорной логике сопряжения культуры с архивным делом и туризмом. Но при желании точки соприкосновения можно найти, и областная дума, принимая 1 апреля 2013 года закон о структуре исполнительной власти их (точки сопряжения) видела. Более того! Двумя годами раньше туризм «присоединяли» к сфере полномочий облспорткомитета. И тоже всё прошло гладко.

Сейчас тренд коренным образом поменялся. Туризм в Новгородской области рассматривается как приоритетная (по крайней мере, перспективная отрасль) и в новой структуре «уйдёт в ведение министерства инвестиционной политики, так как нам нужно привлекать в отрасль инвестиции». Это сказал г-н Сорокин. Его право. Хотя по такой логике много чего должно «уйти» в это министерство. Ну, да не будем куражиться: такова доля нашего туризма – все говорят, что развивать нужно, но никто не берётся (не брался).

Правительство 13 стульев

Но речь-то была не о туризме, а о якобы чиновниках, которые покидают русло «отраслевых вопросов» и выстраиваются в очередь к первому вице-губернатору «решать все вопросы подряд, начиная со стульев». Это вполне возможно, если всё замкнуть на первого вице (спорт, СМИ, финансы и т.д.) и запретить дышать без отдельного разрешения. Тогда проблемы со стулом непременно возникнут.

Это называется в народе «отрыжка системы». Я, например, уверен, что в революционном правительстве такого не будет. И скажем, министр не будет писать обращение к председателю комитета информационной политики, чтоб ему разрешили ответить на вопрос журналиста. А председатель, получив запрос, не побежит к вице-губернатору за разрешением разрешить министру общение со СМИ. Ну, хотя бы из тех соображений не побежит, чтоб вице-губернатор спокойно распределил между министерствами резервные стулья.

Охота пуще неволи

Но вернёмся к структуре… С 1 января вместо 15 департаментов начнут работу 13 министерств. Причем, 10 департаментов (госуправления, финансов, сельского хозяйства, здравоохранения, образования, транспорта и дорожного хозяйства, ЖКХ, труда и соцзащиты, культуры, физкультуры и спорта) с некоторыми конфигурациями – вроде приёма-передачи туризма из рук в руки – легко превратились в министерства.

А среди новых – это министерства инвестиционной политики; промышленности и торговли, получившиеся в результате полураспада департамента экономического развития, и министерство природных ресурсов, лесного хозяйства и экологии. Последнее возникло на месте департамента природных ресурсов и комитета лесного хозяйства, старательно дублировавших свою работу, что скрывалось лишь припиской к названию комитета: «…и лесной промышленности».

А вот комитет охотничьего хозяйства и рыболовства сохранил статус. Вроде бы, ему вся стать войти в состав министерства природных ресурсов. Но, граждане, вы должны понимать, что охота и рыболовство во все дни СССР, РСФСР и РФ пользовались особым вниманием и заботой госаппарата. И что – пустить их на самотёк, а отдельно заняться каким-то туризмом?

Во всякой шутке должна быть определённая доля шутки. Точно как в водке должно быть 40 градусов, а не 37 как у немцев. Наверняка потому они и охоту отдали министерству сельского хозяйства.

…Не станет у нас комитета потребительского рынка. Эта структура создавалась для поддержки кооперации и рыночной (базарной) торговли. Себя не оправдала и – аминь.

Проблема внутренних органов

Двух лет не протянул департамент внутренней политики (с 12 января 2016 года). На первый взгляд, странное было создание. Но если вспомнить Манифест об учреждении министерств (1802), то министр внутренних дел должен был «печься о повсеместном благосостоянии народа, спокойствии, тишине и благоустройстве всей Империи. В управлении своем имеет он все части Государственной промышленности, кроме части Горной; в ведении его находится также построение и содержание всех публичных зданий в Государстве».

Скажете, хватил тоже! 200 лет назад что было. Но знаете ли, друзья, Петр Столыпин тоже был министром внутренних дел, отвечая за снабжение продовольствием, управление заводами, за добычу полезных ископаемых, переселение крестьян и т.д.

Увы, наш департамент тоже наделили широкими полномочиями «в сфере оказания содействия развитию (интересное словосочетание – Г.Р.) местного самоуправления, по ведению регистра муниципальных нормативных правовых актов Новгородской области, по вопросам муниципальной службы, административно-территориального устройства области, взаимодействия органов исполнительной власти Новгородской области с общественными и религиозными объединениями, политическими партиям». Придумано хитрО, но за что же отчитываться перед правительством? За ведение регистра? За взаимодействие с партиями?

Вместо эпилога

На мой взгляд, заслуга конструкторов «новой» структуры правительственных органов состоит лишь в том, что у нас появилось министерство инвестиционной политики (пусть и с нелепым довеском). Это министерство должно стать флагманом в общем ряду, если заявление о переходе правительства на проектное управление не является пустой декларацией. Действительно новый инструмент (проектное управление) требует креативности со стороны тех чиновников, кто будут формировать проектные офисы. А эти офисы для запуска проекта будут объединять несколько министерств и иных учреждений.

Может быть, я слишком наивен, но министерству госуправления это не просто не по плечу, но и не по существу. Это контрольный субординационный орган. Кому там креативить?

Конечно, мне могут возразить, дескать, причем тут инвестиции? Давайте взглянем шире, чем просто на размещение капитала. Проектное управление – это размещение капиталов как финансовых, так и интеллектуальных. И межведомственной кооперацией и координацией заниматься придётся вплотную. Повторюсь, если только работа по переходу на проектное управление уже не закончена и об этом нужно забыть.

А вообще, по губернаторскому указу № 417 от 27.10.2017 будет в правительстве 13 министерств, 6 комитетов и 2 инспекции. Плюс два вице-губернатора (оба – первые) и пять вице-председателей правительства. А по указу №80 от 08.04.2013 были созданы 15 департаментов, 7 комитетов и 2 управления. Плюс 7 вице-губернаторов (один – первый).

О формальных отличиях я, как мог, рассказал. Найдите принципиальные…