Незаметным прошло чрезвычайно важное событие: вал Окольного города в Великом Новгороде, наконец-то, обрёл своего хозяина.

С 12 ноября 2018 года памятник под официальным названием «Вал и ров, остатки Окольного города Софийской и Торговой стороны» принят на баланс территориальным управлением Росимущества в Псковской и Новгородской областях. До этого много лет у памятника не было хозяина. И, как заявил на одной из встреч руководитель новгородской инспекции госохраны культурного наследия Алексей Курочкин, из памятников, находящихся под эгидой ЮНЕСКО в Великом Новгороде только два в неудовлетворительном состоянии. Один из них – вал.

В прошлом году горожане увлечённо обменивались фотографиями в соцестях: в районе улиц Черняховского и Обороны то в одном месте, то в другом происходили оползни вала. В небрежении, никак не обозначенными, остаются остатки каменных башен по всей длине былых укреплений. Разрушаются подпорные стенки из камня. Наконец, можно вспомнить некошенную траву и груды мусора, оставляемые летом любителями пикников.

А в районе Ильиной улицы разрушается так называемая «стена Монгайта» – часть вала, представляющая собой каменную стену из ракушечника. По словам историка Сергея Трояновского, во время войны, когда немцы здесь делали свои укрепления, а наши их обстреливали, каменная кладка обнажилась из-под земли и археолог Александр Монгайт после войны провёл здесь исследования. «Стена Монгайта» имеет длину до 65 метров и высоту до трёх метров. Вероятно, она была возведена тогда же, когда остальные части вала, а на какую длину тогда простиралась – неизвестно. Возможно, охватывала и всю Торговую сторону. Сейчас камни частично осыпались. Кое-что жители ближних домов использовали, чтобы слегка выровнять разбитую дорогу. Приятно, наверное, ехать по XIV веку.

У «стены Монгайта» мы беседуем с Сергеем Трояновским, который считает, что само название «Великий Новгород» может быть связано с валом Окольного города.

Памятник фортификации, возведённый в Новгороде в 1370-1390-е годы, показывает, что новгородцы были в «тренде». В Европе шла Столетняя война, во время которой получило развитие строительство крепостей. И, возможно, не случайно название «Господин Великий Новгород» впервые упоминается в «Нибуровом мире» со шведами 1391 года. Название появляется после того, как город был объединён в единое пространство валом длиной почти семь с половиной километров.

Чтобы сделать ров вдоль вала, новгородцы использовали русла естественных водоёмов – реки Гзени и ручьёв. В проездах улиц были сооружены каменные башни. На валу – поставлены деревянные стены. А были случаи, когда стену ставили… и по Волхову. Из исторической справки в паспорте памятника, подготовленной в своё время Людмилой Филипповой, узнаём, что во время похода Ивана III на Новгород его защитники устроили через реку на судах «стену древяную».

Каменные башни в проездах быстро пришли в негодность, и в 1508 году управлявший городом боярин Василий Бобр распорядился заменить каменные башенки деревянными (на каменном основании). При Иване Грозном в местах соединения вала с береговыми укреплениями были возведены две круглые каменные башни – сохранившаяся поныне Алексеевская и Петровская (возле нынешнего «Интуриста»).

В XVIII веке Новгород теряет своё значение крепости. Тогда пришли в негодность и были разобраны многочисленные башни, в том числе, и Петровская. Зато появились кордегардии на въезде и выезде из города. Кордегардия на Петербургской была перестроена в 1834 году. В отличие от зданий заставы на Большой Московской, которая давно не имеет арендаторов, она числится памятником не федеральным, а региональным. Поэтому в своё время была продана в частные руки. В прошлом году в ней недолго располагался новгородский штаб оппозиционера Алексея Навального, который приехав в наш город, удивился:

Это остатки старинного вала сохранились, да?

Согласно паспорту памятника, его длина составляет 4943 метра. Высота неравномерная: от 2 до 6,4 метра, ширина русла в районе Троицкой улицы – 22 метра, у Солецкой – 27 метров, у Духова монастыря – 40 метров, в районе Фёдоровского ручья – 15 метров. Значительная часть вала была утрачена – южнее «стены Монгайта», например, вал размыло паводками. Небольшой участок возле церкви Бориса и Глеба вновь насыпан в 1985 году – оригинальный вал здесь тоже смыло. Многие части были снесены при прокладке и расширении улиц.

Бывший председатель новгородского горисполкома Евгений Андреев вспоминает, как сам в середине пятидесятых, будучи прорабом, руководил сносом вала в районе нынешнего Воскресенского бульвара. Тогда вместо двух небольших проездов был сделан огромный проём, в котором планировали разместить ДК (в итоге здесь появился кинотеатр «Россия»):

Известный реставратор Любовь Шуляк готова была лечь под нож бульдозера, – рассказывает он. – Я ей доказывал: «Это по проекту Щусева», а она мне говорила, что Щусев ничего не понимал. Позже мы всё-таки подружились, много лет спустя я провожал Любовь Митрофановну в последний путь…

Андреев вспоминает, как в преддверии празднования 1100-летия города в 1959 году были сделаны подпорные стенки, поддерживающие вал. Однако сделали их не во всех местах, где планировалось и, как отмечено в справке к паспорту, «поэтому утрата вала в виде оползней продолжается». А сами подпорные стенки сейчас имеют (особенно на Людогоще) совершенно неприглядный вид – часть камней выпала, некоторые из них граждане забрали квасить капусту. Масштабные торжества 2009 года ремонтом каменной кладки в центре города, к сожалению, не сопровождались. Кстати, стенки в отличие от самого вала, находятся в городском имуществе и юридически ничто не мешает городу направить деньги на их ремонт.

Вал и ров окольного города в советское время состояли на балансе производственной группы охраны памятников управления культуры новгородского облисполкома. А в постсоветское время он оказался ничейным. Ни город, ни музей, ни Росимущество брать его не хотели. Понятно, что это не большое счастье: отвечать за сохранность сооружения пятикилометровой длины, следить, чтобы на всём протяжении была равномерно окошена трава, отвечать на письма блогера Гольмана... Однако после долгих переговоров с участием прокуратуры памятник, наконец-то, перешёл на баланс к ТУ Росимущества. Это, конечно, хорошо, но отнюдь не означает решения всех проблем. Достаточно напомнить, что второй из памятников ЮНЕСКО, находящихся в неудовлетворительном состоянии в Великом Новгороде – церковь Петра и Павла на Синичьей Горе – тоже числится за Росимуществом.

Сергей Трояновский говорит о разрушении вала:

После обрушения кремлёвской стены в 1991 году реставраторы говорили, что у кремлёвского вала запас прочности – две тысячи лет. Но это при условии, что в него не будут внедряться. С окольным валом такая же история – его слой гидроизоляции, глиняный замок разрушен сооружениями военного времени, прокладкой городских коммуникаций вдоль вала и сквозь него.

Сохранение памятника, по мнению историка, предполагает, что тот должен стать посещаемым, экскурсионным объектом.

Кстати, это понимают и в новгородских верхах. В прошлом году московское КБ «Стрелка» представило губернатору концепцию благоустройства Окольного вала: «здесь предлагается создать единую пешеходно-тропиночную сеть, обустроить организованные подъёмы на вал, предусмотреть новое функциональное программирование… Предлагается создать туристический и прогулочный зелёный пояс города с 13 рекреационными функциональными зонами с индивидуальным характером».

К сожалению, более подробно рассказать нам о проекте в «Стрелке» отказались.

А в этом году выпускница архитектурно-дизайнерского отделения НовГУ Анастасия Лютая подготовила дипломную работу с предложениями по реконструкции вала. В ней предлагается «воссоздать образ» Петровской башни, перекинуть пешеходные мостики над Прусской и другими улицами, сделать на валу смотровые площадки. На вопрос о современных конструкциях архитектор сказала «ВНовгороде.ру»:

Современных объектов в Новгороде очень мало, если вообще можно их припомнить. Город не должен жить лишь историей, он должен в то же время развиваться и жить настоящим днём. Полная реконструкция – это дорогостоящее и уже бесполезное, на мой взгляд, решение, так как вал давно поменял свои функции и живёт своей жизнью. Делать объекты немного историческими и немного современными неразумно, так как это выглядело бы как недореконструкция, проект превратился бы в очередные декорации для Дня города. Я же решила предложить современное недорогое решение, которое могло бы вписаться в ежедневную жизнь горожан, а также показать гостям города, что Новгород не застрял в прошлом.

Современник Куликовской битвы, несущий на себе следы окопов и землянок времён Великой Отечественной (говорят, после войны в почтовых адресах значилось: такая-то землянка в валу) – сможет ли окольный вал стать по-настоящему интересным горожанам и туристам? Какая судьба ждёт его в XXI веке – вопрос открытый.

Фото внизу: Максим Озерцов, иллюстрация: из дипломного проекта Анастасии Лютой