Не кончается наш разговор об именах новгородских улиц. И говорим мы, заметьте, только о таких, которые по грамматической форме – притяжательные прилагательные. Как мы уже выяснили, они отличаются друг от друга, что и делает их в разной степени трудными.

О самых трудных таких именах я обещала поговорить сегодня. Это названия улиц – Даньславля, Бояна, Добрыня.

Первая их них – крохотная улица от Волхова до Тихвинской, упоминалась в летописи c 1342 года. Ее название образовано от имени новгородского боярина Даньслава. У этого имени хорошо известна нам вторая часть: она есть в именах Ярослав, Вячеслав, Святослав, Мстислав, Станислав (а из истории знаем – Брячислав, Изяслав…). Короче, это распространённая часть имен у славян. А первая часть – Дань, видимо, со временем забылась, и имя улицы стало изменяться в устах новгородцев и так записывалось в документы: Даславля, Дослава, Досланя. Именно в этом виде оно было возвращено в 1991 году. Но в 1999-м – вернули более древнее, исходное название Даньславля.

Лингвистически это название интересно тем, что показывает: финальное древнерусское В при встрече в составе слова с ЙОТ требовало «поддержки» в виде звука Л'. Мы это видим и в названии города Ярославль – это тоже притяжательное прилагательное: сначала Ярославль город (чей?), а потом просто Ярославль. Кстати, и наше дворище еще в XIX веке называлось Ярославле, а потом его переоформили, заменив непопулярный йотовый суффикс на популярный –ов – получилось Ярославово дворище.

Вы уже готовы к тому, что я буду убеждать: Бояна, Добрыня – тоже притяжательные прилагательные? Да, это так.

Первое из них имеет нескольк версий, но убедительной мне кажется версия В.Л. Васильева: это образование от популярного среди славян имени Боян. И вот доказательство: в 1300 году об этой улице записано: на Бояне улке (твердное Н в присутствии йотового суффикса становится мягким – такое здесь чередование). С течением времени ушло из актуальных имя Боян (нецерковное же) и название улицы у пристани стали произносить – Буяна, Буяня, Боянова, Буянка Малая, Буяновская. В начале XIX века это была знаменитая улица, и по ней называли портовые улицы в Петербурге, Архангельске, Астрахани. В Большой топонимической энциклопедии Санкт-Петербурга находим Сальнобуянный мост – это память об этой улице. А в нашем городе вернули не самое древнее Бояня, а одно из переосмысленных, удивительно похожее на форму родительного падеже — Бояна.

Похоже и с Добрыней: это образование от имени Добрына, Добрынко, Добрынка. Эта улица известна уже в 1181 году. Кого это название имеет в виду? Добрыню, крестившего новгородцев? Или новгородского посадника Добрыню Андрейковича? Или не известного нам носителя этого имени? Этого мы не знаем. И когда возвращали этой улице средневековое имя в 1991 году, тоже точно не знали. Думали только, что оно должно заменить имя Свердлова.

Как же с ними обращаться? Я бы предложила склонять Данславлю и Добрыню, не настаивая, но что делать с Бояна – ума не приложу. Видимо, так и будет несклоняемой. Их прилагательность – в далеком прошлом.

Итак, напомним таблицу трудности имён улиц. Самые простые включают суффикс –ов-/-ев или -ин, как в наших фамилиях: Михайлова, Яковлева, Чудинцева, Ильина. И то, что эти имена похожи на фамилии, их подводит: принимая их за формы родительного падежа фамилий, их отказываются склонять. Но показать, что они прилагательные и склоняются, можно.

В других именах улиц их грамматическая форма заслоняется чередованием согласных – Людогоща и Розважа. В итоге лингвистического расследования приходишь к мысли, что с ними можно обращаться как с существительными: по Людогоще, до Розважи. Хотя надо понаблюдать, как их используют горожане.

Более трудными оказываются имена, в которых прилагательные соединены с фамилиями в родительном падеже: Герасименко-Маницына, Черемнова-Конюхова, Мерецкова-Волосова, Телегина-Редятина и Литвинова-Лукина. Их склонять невозможно.

И завершают эту таблицу названия, о которых мы говорили сегодня, – Даньславля, Бояна, Добрыня.

И все вместе они говорят о том, что черты средневековья хранят в нашем городе не только храмы, но и названия улиц. Нравится это нам или нет, с этим приходится считаться.