Новгородок на неделю оставили без... абортов

Новгородчину на минувшей неделе ряд федеральных СМИ записал в территории со средневековыми нравами: к рядовой, казалось бы, новости в социальных сетях стали прикручивать разнообразные демотиваторы. А всё потому, что в области в преддверии Дня семьи, любви и верности ввели недельный мораторий на аборты. Если быть предельно точными, то с 3 по 8 июля в областных государственных медучреждениях эту процедуру попросту не делали. Причём поддержали эту инициативу и некоторые коммерческие клиники.

Надо заметить, что решение это не такое спонтанное, как могло кому-то показаться. Эту практику новгородские акушеры поддерживают уже на протяжении шести лет. Однако нельзя сказать, что это чисто новгородская инициатива. Если вернуться на несколько лет назад, то можно вспомнить, откуда растут ноги, вернее берёт своё начало эта идея. А речь идёт о Фонде социально-культурных инициатив, президентом которого является Светлана Медведева. Она же председатель попечительского совета комплексной целевой программы «Духовно-нравственная культура подрастающего поколения России». Несколько лет назад именно из этого фонда регионы, и наш не стал исключением, получали письма с рекомендациями вводить подобные дни без абортов.

Хорошо это или плохо? Судить об этом предоставим возможность женщинам и экспертам. А понять хочется вот что: какой итог, практический результат? Полумера, пиар для «галочки», как окрестили эту инициативу на новгородских форумах женщины – ведь если кому-то «очень надо», сделает и позже на неделю? Хотелось бы верить, что нет! Однако и статистики, штуки относительно точной, никто предоставить не готов. А была ли хотя бы одна женщина за эту запретную неделю, которая передумала и отказалась совершить такой необратимый шаг именно после того, как узнала о запрете, длящемся несколько дней? Если благодаря этому запрету родился хотя бы один новгородец, все рассуждения о минусах этой инициативы сразу умножаются на ноль.

Разумеется, у медали есть обратная сторона, и тут новгородских медиков вряд ли можно упрекнуть: в регионе ведётся доабортное медико-психологическое консультирование. И вот здесь как раз результаты, как говорится, на лицо: только за первый квартал 2017 года к врачам за направлением на аборт обратились 662 беременные женщины, из них медико-психологическое консультирование прошли – 589 дам. Впоследствии от аборта отказались – 50 новгородок. Много или мало судить смысла нет. Это просто 50 малышей, которые вот-вот появятся на свет и получат свои первые корочки – свидетельства о рождении, гражданство и другие важные бумажки. Все ли они будут жить в семьях, или, что неизбежно, какая-то часть из особо нежеланных прямиком отправится в дом малютки, а потом не в самый благополучный детский дом – совершенно другая история. А пока вернёмся к мораторию на аборты. Термин отрицательный, запрещающий отрицательное явление... Вроде бы как в математике, минус на минус даёт плюс. А так ли он безоговорочно хорош?

Многодетная мама, специалист по недвижимости Анастасия Дмитриева:

Я не сторонник абортов, но меня, к счастью, вообще не касался этот вопрос. Все мои трое детей были желанны, вопросов об аборте не стояло. Но могу сказать, что ситуации бывают разные и едва ли я имею право осуждать тех, кто пошел на такой шаг, какова бы не была причина, ведь истинную причину знает только сама женщина, и она может не захотеть говорить врачу правду, просто из страха быть осуждённой. Допустим, было изнасилование, о котором женщина хочет забыть, никуда не заявила, врачу она может назвать другую причину, и это будет её право. Проводить такую акцию смысла не вижу, лучше посадить в каждую поликлинику психолога, с которым каждая сомневающаяся женщина сможет обсудить свою проблему, принять, возможно, другое решение. Ну и профилактика должна быть не на последнем месте.

Юрист Констатин Демидов:

Прерывание беременности – это по сути медицинская услуга, и говорить, что это оказание медицинской помощи при каком-то жизнеугрожающем состоянии, нельзя. Поэтому, на мой взгляд, с точки зрения права, ничего незаконного в этом моратории нет. Если, конечно, речь не идёт о жизнеугрожающем состоянии, например, из-за травмы, полученной в ДТП или ещё каком-то экстренном случае, тогда, конечно, медучреждение не вправе в этом отказать и никакой мораторий действовать не будет, поскольку речь будет идти о предоставлении помощи по медицинским показаниям. Сейчас же мы обсуждаем плановые прерывания, когда человек приходит за медицинской услугой.

А сам лично я никогда аборты не поддерживал, поскольку в любом случае это прерывание жизни ещё не родившегося человека.

Врач-оториноларинголог ОДКБ, священник храма Бориса и Глеба Алексей Борискин:

Аборт – основная биоэтическая проблема современности, ведь прерывание беременности на любом сроке – это прекращение жизни человека. И об этом говорит не только вера, церковь. Подтверждают это и генетики. Жизнь человека как биологического индивидуума начинается с момента зачатия, со слияния половых клеток мужчины и женщины и получения новой клетки, самостоятельной генетической единицы, которая в дальнейшем уже не меняется, а только развивается. Конечно, в утробе человек ещё не совершенен, но говорить, что это ещё не человек – нельзя. Признается зачатая жизнь и в юриспруденции, когда речь идет о судопроизводстве над женщиной, которая находится в положении. Да и с медицинской точки зрения с первых дней беременности перед медиком уже два человека – мать и ребёнок, пациент, который тоже нуждается в наблюдении. Поэтому аборт – это всегда покушение на человеческую жизнь.

На мой взгляд, неделя без абортов уже большое достижение, поскольку еще несколько лет назад, когда 1 июня сделали одним днём без абортов, были возмущения. Прогрессом можно назвать также и то, что сейчас женщине даётся неделя тишины – именно столько должно пройти с момента принятия решения сделать аборт до него самого. Кроме того, помимо беседы с психологом, женщине ещё предлагается послушать сердцебиение ребёнка.

Но когда поднимается вопрос полной запреты абортов, я выступаю не столько за запретительные меры, сколько в защиту жизни. Например, такой категории как малоимущие можно предложить бесплатный проезд, ведь ещё пять лет назад для всех беременных внутри области он был, сегодня только в 8 районах остался. Нужно поддерживать тех, кто в наше трудное время решается рожать, да ещё и не одного ребёнка.

Заместитель главного врача ОКРД по амбулаторно-поликлинической работе Елена Радионова:

Оценить практический результат этой акции невозможно, да это и не самоцель. У нас не такое большое количество абортов, чтобы подсчитать, сколько женщин на них не попали именно в эту конкретную неделю. А нужна она по большому счёту для пропаганды семейных ценностей, многодетности; для того, чтобы люди задумались, что нас становится всё меньше, демографическая ситуация в стране достаточно тяжёлая, рождаемость падает. И одним из механизмов повышения рождаемости и численности населения является отказ от абортов. Мы прекрасно понимаем, что настроенная сделать аборт женщина сделает это позже.

Однако стоит помнить, что современные исследования доказали: аборт отрицательно сказывается не только на физическом состоянии женщины (всевозможные воспалительные процессы вплоть до невозможности иметь детей в будущем). Поглощающее чувство вины не проходит бесследно и для психики. Причём психологи утверждают, что из-за совершённого аборта часто страдают не только супруги таких женщин, но другие, даже позже рождённые дети.

Журналист, музыкант Анна Ващило:

Недельный мораторий на аборты — логичное развитие запретительных практик, так широко распространенных в российском госуправлении. Это продолжение сериала «давайте запретим продажу спиртного во время празднования выпускных», или «давайте запретим вон ту оперу». Власть конкретно заигралась с запретами.
Во-первых, такая инициатива скорее создаёт имитацию большой деятельности департамента здравоохранения, нежели дает реальные плоды для демографической картины. Во-вторых, мораторий на аборты, пусть даже недельный, очень вредная традиция, я расцениваю ее как очередное посягательство на свободу человека и на его право получить квалифицированную медицинскую помощь в трудной ситуации. А ситуации бывают разные. Я могу понять подобные маразматичные предложения от религиозных структур, поскольку они стали уже давно типичной повесткой дня, но когда в медпомощи гражданину отказывает департамент здравоохранения (!), возникает вопрос, зачем он нам такой нужен?

Тем более аборт входит в перечень услуг, которые граждане могут получать от государства бесплатно и легально. И отказать в этом – все равно что отказать вырезать аппендикс в честь недели борьбы с аппендицитом.

Психолог Татьяна Чернева:

У меня очень сложное отношение к этой теме. Попробую объяснить. С одной стороны, обществу очень необходимо духовно-нравственное просвещение и противодействие индустрии абортов, как следствия социальной и личной духовно-нравственной безответственности. Как мне видится профилактика должна быть направлена на оповещение и образование населения о различных методах контрацепции. На деле государство борется за рождаемость и эти темы практически табуированы. Отсюда мы получаем нежелательную беременность и как следствие прерывание беременности. Я против абортов. Они вредны для здоровья женщины с медицинской точки зрения, с моральной стороны. Но я против такой политики. По сути, утаивается информация, как можно предохраняться и тебя насильно под действием моратория заставляют, принуждают оставить ребёнка. Я очень хочу, чтобы дети имели право на жизнь. Но это должна быть счастливая жизнь, ребёнок долгожданный, запланированный и для него созданы все условия. Я против любого принуждения и обмана. Я за свободу выбора человека. По мнению врачей гинекологов аборты на более поздних сроках приносят иногда непоправимый вред здоровью женщины, моратории, по сути, калечат их здоровье, как бы ни пытались это обосновать и приукрасить. Снизить аборты можно только методами профилактики, направленными на обучение молодого поколения мерам предохранения. При этом, кстати, мы можем и снизить опасность заражения заболеваниями, передающимися половым путём.

А на деле все эти моратории калечат и наносят вред здоровью. Не той дорогой идут те, кто их придумывает. Опять же тут остро встаёт вопрос кадровой политики. Кто эти люди, придумывающие все эти «акции»? Имеют ли они достаточно знаний, опыта, чтобы не навредить? У меня очень большие сомнения в этом.

Глав.врач ГОБУЗ «Областной клинический родильный дом» Валерий Мишекурин:

Лишить беззащитного ребёнка права быть рожденным – аргументов в пользу этого решения не должно быть по определению. Количество абортов в стране уменьшается с каждым годом, но при этом остаётся значительным. Только в 2015 году в Новгородской области по причине аборта не родилось 3948 человек. Посмотрите, какие это причины: низкое материальное положение (в том числе из-за кредитов) – 58%; отсутствие постоянного партнёра или неуверенность в его поддержке – 54%; отсутствие собственного жилья – 49%; карьера – 33%.

Все эти так называемые причины обусловлены социальными клише и давлением окружения. Реальность наглядно демонстрирует – в современной России чем богаче семья, тем меньше в ней детей. В 2015 году при сравнении 10% самых бедных и 10% самых богатых семей численность детей до 14 лет у вторых была меньше в 5 раз. Проблема не в кошельках, а в «головах». Сегодня «успешный» – отнюдь не синоним «счастливый». В погоне за респектабельными условиями жизни и внешним комфортом мы нивелировали радость и тепло человеческих отношений, семейного счастья. Между тем – семья это то, что делает нашу жизнь наполненной смыслом.

Сегодня вопрос абортов вынесен на государственный уровень. В Государственной Думе обсуждают необходимость их полного запрета, необходимость согласия супруга на аборт, запрет абортов в частных клиниках. Законодательно в работу консультаций внедрено доабортное консультирование беременной, и мы видим, что это работает. В 2015 году отказалось от аборта 220 новгородок – а значит, что через 6-7 лет на 8 классов первоклассников будет больше. И я уверен, что ни одна из женщин, родив ребёнка, не пожалела об этом решении.

 Действие и противодействие

Есть мнение, что подобные недели и дни без абортов приведут к тому, что начнёт расти число криминальных абортов, а также количество покалеченных женщин. Однако,  на мой скромный взгляд, с которым можно не соглашаться и высказываться в комментариях, женщины, для которых аборт – это средство контрацепции (а по признанию новгородских  медиков таких, кто прибегает за такой медпомощью регулярно, немало), уже «покалечены». В XXI веке при всём многообразии средств, которые позволяют родить ребёнка по желанию, а не по случаю, великое множество. Повторюсь, случаи по медицинским показаниям и криминальные (типа изнасилования) стоят особняком и даже не обсуждаются.

А пока речь не идёт о полном запрете абортов, противники которого находятся даже среди священников, лично я не вижу в этой инициативе ничего страшного.