Навальный – президент? Эксперты оценили шансы главного оппозиционера России

Известный оппозиционер Алексей Навальный заявил о намерениях баллотироваться на пост президента России в 2018 году. В минувший вторник была опубликована его предвыборная программа: он обещает победить коррупцию и неравенство, поднять минимальные зарплаты до 25 тысяч рублей, оставлять в регионах больше налогов, снизить ипотеку для семьи с двумя работающими взрослыми до 3% годовых  и помириться с ЕС, США и Украиной. Каковы шансы Навального, на сколько тезисы этой программы реальны, и что будет с Новгородской областью, если оппозиционер всё-таки станет президентом? Специально для сетевого издания «ВНовгороде.ру» эксперты проанализировали  ситуацию с разных сторон.

Михаил Шимановский, политтехнолог

Если тенденция уменьшения поддержки Владимира Путина населением будет иметь устойчивый тренд, в этом случае шансы Навального невелики. Если такая поддержка будет выше 70%, тогда действующему президенту потребуется относительно серьёзный спарринг-партнёр. То, что Навальный объявил старт кампании, говорит о том, что он не рассчитывает быть пассивным ожидающим отмашки, а намерен участвовать в формировании повестки дня  президентских выборов.

Это  программа  примерно для 10-15%  активного самодостаточного  населения. Навальный декларирует изменения, реформы, а именно это пугает львиную долю электората, живущего патерналисткими ожиданиями.

Как такие программные тезисы повлияют на Новгородскую область?

В Новгородской области всё будет зависеть от того, насколько сторонники Навального в регионе смогут адаптировать его программные тезисы к запросам жителей города и области. В чистом виде они не вызовут интерес электората и не смогут преодолеть пропагандистские усилия медиа-ресурсов власти в ходе избирательной кампании.

Юрий Якорь, политолог, политтехнолог

Предложения Навального актуальны, но не реальны из-за своего популизма. Все хотят минимальную зарплату в 25 тысяч, но тут надо понять откуда деньги. С налогов богатых людей, примерно таким же образом действовал Олланд во Франции. В результате, Россия получила нового гражданина Жерара Депардье.

Борьба с коррупцией это хорошо, это отлично доказывает дело Олега Навального, который, пользуясь служебным положением в Почте России, создал фирму-прокладку, но сам Навальный предпочитает это не замечать. Как всё это повлияет на Новгородскую область? Никак, потому что у Навального нет никаких шансов на победу.

 Хотя идея оставлять больше денег в регионах выглядит правильной, но в таком случае меньше должны быть субсидии региону из федерального бюджета (то есть получается примерно столько же). Дополнительно хотел бы отметить одну деталь. Самим фактом своего «выдвижения» за полтора года до выборов Навальный давит на Кировский суд, который будет рассматривать его уголовное дело. Теперь если суд решит, что он невиновен  прогнулись, испугались. Если же осудят  политические репрессии против кандидата в президенты. Но, видимо, Навальный не заинтересован в независимом рассмотрении своего уголовного дела. Иначе бы не допустил такой фальстарт.

Алексей Громский, политтехнолог, руководитель экспертного клуба «Антоново»

Ради справедливости следует указать, что, несмотря на заявления дружественных Навальному СМИ, он далеко не первый оппозиционный кандидат в президенты. Об аналогичном намерении заявлял Григорий Явлинский, например, ещё в ходе кампании по выборам депутатов Госдумы РФ.

Говорить о каких-то программных моментах и их влиянии на Новгородскую область, можно будет только когда появится программа, а не набор мечтаний. Пока, половину тезисов Навального используют и губернатор Сергей Митин и партия «Единая Россия» в своей публичной риторике.

Пройдёмся по так называемой программе Навального. Идея единовременного налога с так называемых олигархов (которых у нас с точки зрения формального определения этого термина давно нет) абсолютно популистская. Ибо в сфере той же добычи и переработки углеводородов, а волнуют больше всего именно они, действуют в значительной степени Госкорпорации. Вот от Роснефти только что получил федеральный бюджет масштабную подпитку. Это регулярно происходит через самые разные механизмы.

Борьба с коррупцией – из той же сферы красивых разговоров. Особенно интересна перспектива заведения уголовных дел против каждого из чиновников, о ком написали бы СМИ, что он, дескать, коррупционер. При всём уважении к журналистам, презумпция невиновности защищает всех, и юристу Навальному стоило бы об этом помнить. Как и о том, что любые публичные заявления могут по закону быть уже сейчас поводом для оперативной разработки или прокурорской проверки.

Лозунг про перераспределение средств от Москвы регионам очень популярен. Опять же, многие кандидаты партии «Единая Россия» под ним выступали и побеждали на прошедших выборах. Только они, в отличие от Навального, детальные механизмы предлагали гражданам прозрачные и понятные. Интересно кандидат Навальный с ними пойдет или что-то своё придумает?

Про изоляцию. Этот пункт отлично иллюстрирует желание Навального удовлетворить «либерала» и «патриота». Но так не бывает. Патриот не будет голосовать против братской помощи сирийскому народу, а либерал – за введение ограничений на пересечение каких бы то ни было границ.

Как такой потенциальный либеральный президент может выстраивать отношения с такими губернаторами, как Сергей Митин?

Вспомним, как он с Собяниным отношения выстроил: по-либеральному снизу. Вот также и будет, пока страна не расползётся. Это не из программы следует, а из личностных характеристик, которые видно. Если его перспективы оценивать исходя из них, то его ещё на входе в избирком Явлинский «затопчет».  Хотя у «Яблока» такая же программа была «пустая внутри».

Николай Подосокорский, публицист

К возможному участию Навального в ближайших президентских выборах я отношусь скептически. Логика его действий понятна – ранний старт позволяет ему уже сейчас заявить о себе как о главном кандидате от оппозиции, и увеличить число своих сторонников, которых у него уже намного больше, чем у любого другого оппозиционного политика в России.

 Вместе с тем, логика действующей власти заключается в том, чтобы на дальних подступах отсекать от участия в выборах любую реальную оппозицию, снижать риски конкурентной борьбы. Допуск Навального к участию в выборах мэра Москвы в 2013 году был признан в Кремле ошибочным решением. Вскоре после этого были отменены и прямые выборы мэров, на которых время от времени побеждали кандидаты от оппозиции (Ярославль, Петрозаводск, Екатеринбург, Новосибирск). Последние же выборы в Госдуму и в ряд региональных парламентов продемонстрировали, на мой взгляд, тот сценарий, которого власть будет придерживаться и на президентских выборах. То есть ни Навального, ни Явлинского, ни любого другого яркого представителя «несистемной» оппозиции мы в избирательной кампании 2018 года, скорее всего, не увидим. А увидим предсказуемое переизбрание Путина на четвертый срок при общем равнодушии населения.

Не сомневаюсь, что Путин поставит на этих «выборах» новый личный рекорд, превзойдя собственные результаты 2000, 2004 и 2012 годов (реальной или нарисованной будет эта «всенародная» поддержка – в данных обстоятельствах не столь важно). Что касается тезисов так называемой «программы» Навального (полный текст её до сих пор не обнародован), то их, конечно, можно обсуждать, но к российским реалиям они в ближайшие годы будут иметь очень мало отношения.

Никаких «настоящих выборов» и никакого «столкновения идей, программ, подходов», о чем пишет сам Навальный, на выборах в 2018 году не будет (это вообще до сих пор не укоренилось в нашей политической культуре). Пока же самое слабое место этих тезисов и деятельности самого Навального – отсутствие внятной политики относительно регионов за пределами Москвы, которые очень разные и каждый со своей сложной спецификой.

Можно сказать, что провинция вообще мало интересна главе ФБК, и зачастую сторонниками его «Партии Прогресса» в регионах называют себя крайне сомнительные и малообразованные личности с крайне низкой культурой поведения, не вызывающие, мягко говоря, ни доверия, ни интереса (Новгородская область, кстати, яркое тому подтверждение). Неспособность объединить вокруг себя серьезных политических, общественных и культурных деятелей, которым не нравится то, что происходит в стране, – другая слабая сторона Навального. Его сильные стороны – молодость, напористость, харизматичность. Вполне возможно, что он еще проявит себя в политике и на госслужбе, но произойдёт это уже при другом режиме, то есть не скоро.

Александр Жуковский, социолог

Пока, из заявленного в перспективу, мне нравится фраза Навального: «Я хочу, чтобы 2018 год стал столкновением программ и идей, выбором не только человека, но и пути развития страны». Только окончание фразы я бы поставил первым – пути развития, а потом уже выбор человека.

Российские настроения: «шапками закидаем» мне и раньше не нравилось, не нравится и теперь. Метания и чехарда в российской политике уже более 20 лет – прямая иллюстрация, того, что надо отказаться от «ярких» заявлений, а последовательно и рутинно создавать условия для развития с опорой на остающиеся мало известными для государственного управления в России ресурсы: Человек, Пространство, Информация, Время. Прекратить попытки «выжимать» «ещё хоть капельку» из инерций прошлого и материально вещественных факторов и запуганного населения. Создавать социальные «протезы», вместо реальных политических партий, социальных, общественных инструментов развития (НКО), местного самоуправления, кооперации.

Даже сегодня в проявляющихся новых «мотивах» указываются индикаторы прошлого: «ипотека», «зарплата». Тогда когда в обиход других государств уже входят новые качественные определения: «бузусловный доход», «блокчейн», другие.

По моему мнению, Россия, стоящая географически, территориально между Западом и Востоком и близко к Югу, имеет колоссальное пространственное преимущество, но не умеет воспользоваться одним из главных своих ресурсов. Более того, постоянно попадает не в «свои» цивилизационные конфликты, которые не имеют своих решений в менталитете граждан России, отвлекают страну, задерживают её развитие.

Долгое время в России не уделяли, (или уделяли эклектично), внимание внутренней политике. Сначала (в 1990-е годы) был заявлен либеральный, рыночный курс развития в расчёте на «автоматическое» решение проблем рынков, потом (2000 год) – консервативный путь развития («ЕР»), который даже не смогли квалифицированно сформулировать для России, затем (2010 год) возврат к уже потерянным ценностям планирования в СССР, и ограничения западных влияний, особенно в теме информационных коммуникаций (например, пакет Яровой), искусственного ограничения общественной активности, теперь (2016 год), после некоторых итогов выборов в США, оказывается «отдельные» информационные направления надо, наоборот, развивать, при этом пакет Яровой не отменяют.

Пока российской элите не стало понятно, что нет плохих инструментов, есть неумение с ними работать.

Фото kommersant.ru, ptzgovorit.ru, из личного архива экспертов