Истории «Муравейника»: песнь льда и пламени – новгородские открытия

Не счесть открытий, сделанных новгородцами! В том числе – географических. После них многие новгородские имена остались на карте мира – мысами, проливами, бухтами во всех уголках земного шара. И сегодня – две такие «географические» истории от новгородской электронной библиотеки «Муравейник». Одна началась в Северном Ледовитом океане, вторая – закончилась у берегов Южно-Китайского моря…

Льды Северной Земли

Ранним утром 3 сентября 1913 года из тумана медленно проступили очертания ледокола «Вайгач». Корабль шёл по Северному морскому пути вместе с ледоколом «Таймыр», тщательно исследуя и «маркируя» эту российскую артерию Арктики. Такова была задача пятилетней гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана 1910-1915 годов.

Вахтенный начальник «Вайгача», 25-летний лейтенант, напряженно вглядывался в туман – ему показалось, что вдали виднеется берег земли. Но на карте в этом районе никакой земли не было! Тем не менее, через несколько минут очертания большого гористого берега стали отчетливо видны – так был найден во льдах архипелаг «Северная Земля» и совершено последнее значительное географическое открытие на земном шаре…

Молодой лейтенант, первым увидевший Северную Землю – Николай Евгенов, уроженец села Собачьи Горбы Новгородской губернии (сейчас это Пахотная Горка близ Кречевиц). Его отец преподавал латинский и греческий языки в новгородской гимназии, такое же педагогическое будущее прочили и сыну Николаю. Но юноша мечтал о море! Тем более, что однажды в Нарве Коле Евгенову посчастливилось встретиться с самим Макаровым, знаменитым адмиралом – и мечта восхищенного гимназиста стала жизненной целью.

Николай, вопреки протестам домашних, поступил в Петербургский морской корпус. Перед блестящими результатами вступительных экзаменов отступили даже врачи, забраковавшие было близорукого юношу. Учился гардемарин Евгенов также отлично, много раз участвовал в заграничных плаваниях – где однажды, на Сицилии, даже помог спасти пострадавших от Мессинского землетрясения. За это юноше вручили памятную серебряную медаль.

И вот – выпуск. Мичман Евгенов распределен на судно «Бакан», охранявшее русские воды в Баренцевом море. Так он впервые попал в Арктику… Страна льдов заворожила Николая Евгенова и стала его судьбой. Не раздумывая, он соглашается участвовать в Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана – еще не зная, что впереди ждет великое географическое открытие.

За научные работы в этой экспедиции – участие в обработке собранных материалов и составлении карты Северной земли – лейтенанта Евгенова наградили орденом св. Владимира 4-й степени. Исследование Арктики, освоение Севера страстно влекли его, но… Николай был морским офицером, шла Первая мировая война, и его отправили воевать на Балтику. За участие в боевых действиях балтийских эсминцев Евгенов получил три ордена. А потом – революция…

Демобилизовавший Николай Евгенов попадает в революционный водоворот – Дальний Восток (хотелось быть подальше от смуты), работа в консульстве США, Омск и правительство Колчака, арест и освобождение… Но он смог приспособиться к жизни в новой, советской России – а потом началось планомерное освоение Севера страной Советов. Среди множества ученых и специалистов, привлеченных к этому грандиозному проекту, был и гидрограф Николай Иванович Евгенов…

Свою жизнь он посвятил Арктике. Практически все полярные экспедиции 20-30-х годов проходили при его участии, многими он руководил. Большая научная деятельность, атлас реки Лены, первое оперативное гидрометеорологическое бюро, лоция Карского моря и Новой Земли, огромное количество гидрографических и транспортных работ в Арктике – вклад Н.И. Евгенова в освоение Севера неоценим. Но в СССР цену определили – арест и лагеря… На волне предвоенных репрессий знаменитому гидрографу «припомнили» былое сотрудничество с Колчаком, нашлись и другие обвинения. Отбывать наказание Евгенова цинично отправили в открытые им полярные края…

К счастью, выпавшему немногим, Николай Иванович смог вернуться домой и дожить до полной реабилитации. Его любовь и преданность Арктике репрессии не сломили – профессор Евгенов много лет вел научную деятельность в сфере океанологии и океанографии в Ленинградских институтах, опубликовал ряд научных трудов. В том числе, по материалам экспедиции, открывшей когда-то Северную Землю. А историческая справедливость сохранила его имя – в названиях бухты на Новой Земле, пролива и мыса на Северной Земле, мыса в Антарктиде…   

Обжигающее солнце Сингапура

Эта короткая биография начинается и заканчивается во второй половине 19 века. Но и в ней – новгородское детство, любовь к морю, имя на карте мира…

Владимир Астафьев – морской офицер, исследователь-гидрограф. О личной жизни известно мало – уроженец Новгорода, из мещан, был женат на дочери почетного гражданина Новгорода Н.С. Федорова Ларисе Николаевне… И все. Не осталось даже его фотографии. Но история все же сохранила для нас это имя – кратко и скромно, по-военному просто.

Владимир Петрович окончил гидрографическое отделение Николаевской морской академии и служил в Морском министерстве. Затем получил должность помощника астронома в Кронштадской обсерватории, вел гидрографические исследования в порту и гавани Кронштадта. Был произведен в поручики Корпуса флотских штурманов.

В 1889 году вышел в экспедицию на винтовой шхуне «Бакан», с задачей провести гидрографические работы у западных берегов Новой Земли – архипелага в Северном Ледовитом океане. Нужно было исследовать побережье, определить астрономические координаты некоторых точек на нем. Среди прочих, «Бакан» обследовал неизвестный мыс и зафиксировал данные о нем. Так появился на карте мыс Астафьева – географические справочники скупо поясняют, что он «назван по фамилии производителя гидрографических работ».

Астафьев был опытным лоцманом и гидрографом, поэтому в 1890 году ему поручили обеспечить безопасность плавания царской эскадры – будущий император Николай II отправлялся в большое морское путешествие с намерением посетить Египет, Цейлон, Таиланд и Сингапур. Владимиру Астафьеву было приказано прибыть во Владивосток и приступить к обязанностям штурмана на флагмане царской эскадры, крейсере 1 ранга «Адмирал Нахимов». На зафрахтованном английском корабле поручик направился к месту службы, но в назначенное время не прибыл…

Через некоторое время сингапурские газеты Straits Times и Singapore Free Press сообщили горькую весть:

«Сегодня состоялись похороны лейтенанта Российского флота Астафьева, который скончался в General Hospital после продолжительной болезни. Скончавшийся офицер следовал во Владивосток на воссоединение с Русской эскадрой, но был ссажен на берег из-за болезни, от которой, к сожалению, не смог оправиться. Из-за того, что в настоящее время в порту не было ни одного российского военного корабля, никто из братьев по оружию лейтенанта Астафьева не смог принять участие сегодня утром в отдании последних почестей умершему. Поэтому эта обязанность была в основном возложена на старшего офицера Британских военно-морских сил и на представителя Российского консульства».

Сингапур похоронил русского моряка достойно – гроб драпировали в цвета российского флага, а на могиле поставили православный крест из белого каррарского мрамора, увитый виноградными листьями. В порту стоял английский крейсер «Порпоиз», и английские моряки пришли на церемонию прощания. Играл оркестр – музыканты 58-го английского пехотного полка.

Русский консул в Сингапуре отправил в Новгород большое письмо – вдове офицера, Ларисе Николаевне. Он сообщил ей все подробности церемонии погребения, указал место захоронения – кладбище Форта Каннинг, Сингапур.

Безукоризненно ухоженный памятник стоит там и сейчас – белый мрамор, золотая надпись: «In memory of Wladimir Astafiew». И цветы – от заходящих в Форт Каннинг русских моряков…

Истории «Муравейника»: Битва за Севастополь – новгородские герои
Полтора года назад вся страна с замиранием сердца следила за судьбой...
 
Истории «Муравейника»: достучаться до небес…
В новгородской электронной библиотеке «Муравейник» под тегом...
 
Истории «Муравейника»: памятник новгородскому равнодушию…
Каждую неделю наша рубрика рассказывает о двух-трёх материалах...